16+

Газета «Ленская правда»

РФ / Иркутская область / Качугский муниципальный район

26 сентября 2020, сб 2020.09.26 12:48:06

Главная / Статьи / Парадная форма, белые ремни, гвардейские ленточки…
19.03.2020 15:41
  • 23

Категории:

Парадная форма, белые ремни, гвардейские ленточки…

1972 г. Николай Колмаков и Евгений Сапожников, встреча после службы с соседом по парте  

О яркой стороне службы и реальных буднях подводников рассказывает Николай Колмаков; Качугскому движению моряков в этом году исполняется 10 лет

Надеваю тельняк, наливаю водки.

Я теперь бездельник, без подводной лодки.

Мне бы в автопомпу, суток так на двести,

Где мы были молоды, где мы были вместе.

Их водила молодость в сабельный поход, ну а нас забросила на подводный флот и, как оказалось, забросила немало качугских ребят. Я, в отличие от многих, был предупрежден об этом. Райвоенкомат, продержав в своих стенах группу десятиклассников из школ района, агитируя поступать в военные училища, всем несогласным пригрозил: пойдете на три года в подводники. Меня это только обрадовало, поскольку, увидев ранее форму отслуживших во флоте родственников Бориса Шёрстова, Петра Осипова и примерив их бескозырки, я решил – иду в моряки.

Медицинских комиссий в Качуге, Иркутске и Владивостоке оказалось недостаточно. Нас еще прогнали через барокамеру: если кровь пошла из ушей – не годен, покрутили на кресле, чтобы посмотреть, как мы справились с нарисованной на полу белой полосой, просветили каким-то аппаратом голову и если обнаруживали затемнение гайморовой пазухи, прокалывали подобием спицы что-то в носу и, посмотрев, уже решали – годен или нет.

В учебный отряд подплава выбрали четверых: Женю Сапожникова, Мишу Малханова, меня и Саню Нечаева. Мы оказались в радиотехнической школе на разных этажах одной казармы.

Впечатления от первых дней службы: катастрофическая нехватка времени, маркировка, в основном хлоркой, многочисленной флотской формы, и очень трудоёмкое (когда привыкли руки к топорам) пришивание погонов, погончиков, номеров, штатов к этой форме, бесконечная стирка гюйсов, подворотничков, позднее чехлов. Каждый день проверялась форма на чистоту стирки и качество пришитых погонов, за обнаруженный дефект — моментальное наказание. Многочисленные подъемы и отбои на скорость. Если бы срок службы подсчитывался по тому, сколько раз мы ложились спать и вставали, то подводные лодки нас бы не дождались.

Легководолазное дело. Страха не было. Я в середине списка, и когда подходила моя очередь, было понятно, как действовать, лишь опасался сделать что-нибудь не так. Плохо обожмешься и тебя, на радость окружающим, будут заталкивать в бассейн ночами всеми подручными средствами, чтобы стравить излишки воздуха: потеряешь груз во время выполнения работ на дне бассейна, всплывешь вверх ногами — будут спасать.

Жутковато было проходить выход из торпедного аппарата, заполняемого водой – имитация спасения с лодки. Забравшись в водолазном облачении в тесную темноту трубы, вмещающую троих человек, я тупо повторял еле слышные сигналы за другими: покрутил травяще-предохранительный клапан, не зная в этот момент, открыл я его или закрыл, с трудом нашел переключатель дыхания с атмосферы на баллоны…, спасся.

В первые дни в роте гидроакустиков нас обрадовали: «Гордитесь, радиотехническая служба — это морская интеллигенция!». Позднее, начиная службу на лодке под девизом: «Танцуй, пока молодой», я «танцевал» из наряда в наряд и понял, что РТС – это нелюбимые всеми дневальства в береговой казарме, нелюбимая верхняя вахта на корабле, у трапа, в любую погоду. Это борьба с колючими металлическими тросами на швартовках, основная сила на погрузках-разгрузках, чистка и покраска цистерн в доке наряду со всеми и бесконечная суета боевых тревог – тоже для всех. Ты всегда часть большой команды, экипажа и только в рубках, куда вход воспрещен посторонним, на боевых постах ты – акустик, радиометрист или радиотелеграфист.

У нас с братом есть свои «особые» впечатления об учебном отряде. Благодаря росту (свыше 180 см) мы попали в состав гарнизонного почетного караула г. Владивостока, у меня это был взвод, у Сергея (через 9 лет) – рота.

Большую часть учебного времени занимали строевые занятия на плацу, свободное время – тренировки с оружием (карабин СКС) и без оружия там же, перед мероприятиями – репетиции с выездом на место. Встречали Тодора Живкова и Людвика Свободу на флагманских кораблях флота, адмиралов и маршалов в аэропорту и морском порту, участвовали в демонстрации, манифестации, коленопреклонении, в торжествах в ДК Ленина и в Доме офицеров. Парадная форма индивидуального пошива из ателье, белые ремни, перчатки, подсумки, гвардейские ленточки. На фотографии в журнале «Огонек» №10 за 1970 год – боцманские свистульки. И, конечно же, приятно было посмотреть на себя самого в газетах и на телевидении.

На встречах ветеранов мы редко вспоминаем учебный отряд, разговоры ведутся о последующих 2,5 годах службы, где мы встретились с романтичным и таинственным, секретным и опасным, и где практически каждый эпизод воспоминаний достоин газетной статьи.

В этом году исполняется 10 лет с того дня, когда 12 человек собрались на День моряка-подводника в районной библиотеке. На сегодняшний день в списках «Подводников Качугского района» 108 фамилий, в основном отслуживших 3-4 года срочной службы, есть и офицеры, и мичманы, кроме нас, Колмаковых, есть еще братья-подводники, а на десяти лодках служили по два качугца в одно время.

Фотографии и подробности можно увидеть в пятом по счету видеоролике о подводниках-качугцах 21 марта в доме культуры на праздновании Дня моряка-подводника. Начало в 12 часов, продолжение в «Империи» в 14.00. Приглашаем.

Н.П. Колмаков

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх